?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Компания Insight Solutions Previous Previous
psiholog_dorokhova
Я практикующий психолог, системный семейный психотерапевт, автор и ведущая тренингов.
Ко мне можно обратиться как за разовой психологической консультацией, так и в случае потребности в более длительной психотерапии.
Проблемы с которыми чаще всего обращаются клиенты: разводные и предразводные ситуации, расставание с партнером, супружеские конфликты и разлад в отношениях, трудности во взаимодействии с детьми; эмоциональные проблемы, депрессия.
Я работаю как с семье целиком и супружескими парами, так и индивидуально с клиентом.

Веду прием м.Третьяковская/Новокузнецкая, м. ВДНХ
Записаться на консультацию вы можете по тел. 8-905-744-01-66 или эл.почте:
anastasia.dorokhova@gmail.com

Tags:

Leave a comment
s1_64951_159С точки зрения системной семейной психотерапии, которая рассматривает семью как живую систему, жизнь семьи подчиняется двум законам: закону гомеостаза и закону развития. Закон гомеостаза гласит: всякая система стремится сохранять свои существенные свойства во взаимодействии со средой, обеспечивая выживание системы. Для семьи это означает, что она в каждый  момент  своего существования стремится сохранить status quo. Нарушение этого статуса всегда болезненно для всех членов семьи, несмотря на то, что изменения семейной системы  могут быть следствием и радостных, и долгожданных событий, например, рождение ребенка, распад мучительного брака и т.п. Закон постоянства обладает огромной силой.Например, когда один из членов семьи, по каким либо причинам, отходит на периферию – начинает реже бывать дома, меньше внимания уделять близким – другой член семьи может демонстрировать симптоматическое поведение, т.е. такое поведение, которое потребует большего участия в семейной жизни от ушедшего на периферию элемента. В некоторых случаях для этого достаточно супружеского конфликта, при котором конфликтующие становятся очень сконцентрированы друг на друге, поглощены, пусть даже и негативными эмоциями, направленными друг на друга, за счет чего и восстанавливается привычная дистанция между ними. В более же тяжелых случаях, симптоматическое поведение может выражаться в болезнях или других дисфункциях членов семьи.
Одновременно действует закон развития: всякая семейная система стремится пройти полный жизненный цикл. Было замечено, что семья в своем развитии проходит определенные стадии, связанные с некоторыми неизбежными событиями (А. Варга, «Системная семейная психотерапия»)
Выделяют следующие стадии жизненного цикла семьи:
1)      Стадия монады - молодой человек отделяется от родительской семьи. Он с одной стороны несет в себе ценности своей родительской семьи, а с другой, как раз сейчас он имеет возможность проверить эти ценности на жизнеспособность  с тем, чтобы выкристаллизовались свои собственные, которые он потом и привнесет в свою новую семью.
2)      Стадия диады - на этом этапе молодой человек создает собственную семью, заключает брак. Здесь партнеры могут столкнуться с кризисом выработки общих правил жизни. Начинает вспоминаться опыт родительской семьи, их установки и правила, которые часто могут не совпадать с установками и правилами партнера. Происходит «притирка»  партнеров друг к другу. Если этот период успешно пройден, семья переходит на новую стадию.
3)      Стадия триады - рождение ребенка. На этом этапе функции людей меняются, система, которая была рассчитана на двоих, начинает вмещать троих. Если семья не до конца прошла этап притирки, нахождения общего языка и выработки общих правил, то на этом этапе могут возникать сложности с формированием родительских ролей и распределением функций в семье, т.к. включаются паттерны приобретенные в родительских семьях (представлений о том, что должна делать мама, а что должен делать папа).
4)      Четвертая стадия ознаменована рождением второго ребенка. В связи с этим структура семьи претерпевает изменения – появляется детская подсистема, которая часто является отражением родительской подсистемы. Этот этап так же часто связан с кризисом, т.к. появившейся младенец часто смещает старшего с его пьедестала единственного, самого любимого и самого опекаемого члена семьи, что приводит к сиблинговому соперничеству и различным поведенческим нарушениям в детской подсистеме.
5)      На пятой стадии жизненного цикла семьи дети выходят во внешний мир. Поход в детский сад, а в последствие и в школу, создает ситуацию, в которой семейные нормы, правила, распорядок дня и т.п. как бы выносятся на суд социума. Для каких-то семей это оказывается особенно болезненно, и если они с этим не справляются, то это приводит, к различного рода,  дисфункциям.
6)      На шестой стадии ребенок достигает подросткового возраста. Эта стадия очень драматична, т.к. здесь требования гомеостаза расходятся с требованиями индивидуального психологического развития очень резко. Ребенок в подростковом возрасте должен пройти кризис идентичности, для этого он должен ответить на ряд вопросов: «Кто я?», «Куда иду? Зачем?» А для того, чтобы это сделать ребенок должен выйти за пределы семьи, чтобы узнать какие-то новые модели жизни. И для родителей это наглядный процесс движения к тому, что ребенок должен будет покинуть семью. Нередко этот период совпадает с кризисом среднего возраста у родителей, для которых это этап подведения первых итогов жизни. И если итоги не утешительны то отпустить детей становится труднее, дети становятся нужны для того чтобы оправдать нереализованность родителей в той или иной сфере. Ведь причину отсутствия желаемой карьеры или статуса в жизни иногда проще объяснить нарушениями в поведении ребенка (например: «Я не могла сделать карьеру потому что у меня был трудный/больной/неуправляемый/ ребенок»), чем тем, что я  просто не справился сам.
Если система способна все-таки отделить детей, то семья переходит на следующую стадию.
7)      Стадия опустевшего гнезда. Супруги должны вновь обрести способность к диадному существованию, научится чем-то подменять  ненужные больше родительские функции (внуки, путешествия и т.п.)
8)      Стадия монады. Наступает вновь со смертью одного из супругов. Оставшись один человек осмысляет прожитую жизнь либо как успешную, если есть ощущение выполненных задач, либо как неуспешную.
Таким образом, в благоприятном случае тенденции гомеостаза и развития, чередуясь, сменяют друг друга, и семья, так или иначе, проходит стадии жизненного цикла. Если семья надолго задерживается на какой-либо стадии, сопротивляется необходимым изменениям, при этом этих изменений очень хочет, семейная терапия оказывается единственным выходом распутать этот клубок противоречий.
 

Tags:

Leave a comment
Ориентированная на решение краткосрочная терапия (ОРКТ) как отдельное направление начало формироваться в конце 1970 – начале 1980 годов, когда Стив де Шазер (Steve de Shazer) и Инсу Ким Берг (Insoo Kim Berg) совместно с груп­пой семейных психотерапевтов-постмодернистов в Милуокском центре краткосрочной терапии впервые начали разрабатывать модель терапии (Brief Solution Focused Family TherapyBSFT),  главный акцент в которой смещался с оценки семейной дисфункции на оценку сильных сторон членов семьи. Однако только в 1990-е годы, в связи с распространением в мире идей постклассической рациональности, постструктурализма, постмодернизма этот подход получил всемирное признание и стал популярным. На сегодняшний день у этого подхода много продолжателей, не только в США, но и в скандинавских странах и Германии,  практикующих различные модификации данного подхода.
Ориентированность на решение и краткосрочность работы – два основополагающих принципа качественно отличающих этот подход от других методов работы.
В основе  ориентированной на решение краткосрочной терапии,  лежит конструктивная (и конструктивистская) идеология.
Суть, которой заключается в том, что знание зависит от структуры знания, оно не может соответствовать объективной реальности или отражать её, т.к. единственный доступный индивиду «реальный мир» представляет собой систему конструктов, порождаемую самим индивидом в процессе познания на основе своего сенсорного опыта. Иными словами, реальность конструируется каждым индивидом, и любое знание об этой реальности зависит о того набора конструктов (культурных особенностей, языка, теорий т.п.) которым он обладает.
Конструктивистские идеи проникли в психотерапию, качественно изменив представление о процессе терапии, о роли терапевта в нем, о клиенте и о проблеме.

В постмодернистских терапевтических направлениях, и в частности в ориентированной на решение краткосрочной терапии, эти идеи выражаются в следующих основных постулатах:
1)    Терапевтический процесс обусловлен самим процессом взаимодействия терапевта и клиента, и зависит от установок и идей, с которыми терапевт подходит к работе с клиентами. Сам процесс терапевтического взаимодействия в этом подходе выступает в качестве системы, как некая экосистема,  в которую включены клиентская подсистема (один или несколько человек) и подсистема терапевта (терапевтическая команда). Поэтому терапевт исходит из того, что истинным содержанием процесса терапии является не собственно процесс его воздействия на клиентскую систему, а циркулярный процесс взаимодействия  между двумя указанными подсистемами.
2)    Проблема существует не сама по себе, а в системе терапевтического взаимодействия. Поведение человека обусловлено внутренними понятийными структурами (фреймами). То, как человек видит себя и свою жизненную ситуацию, опосредует его действия в ней, а опыт действия в этой ситуации определяет видение этой ситуации и себя. В этом смысле проблема человека представляет собой некий проблемный текст, складывающийся из определенного видения клиентами самих себя как проблемных, и вытекающих их этого видения «фактов», которые, в свою очередь, определяют восприятие ими самих себя и т.д.
3)    Поскольку проблема существует в самой системе терапевтического взаимодействия, то и её решение не возникает в голове  у терапевта, и передается затем клиенту, а конструируется в системе терапевтической коммуникации. Преодоление симптома в первую очередь здесь связывается с возникновением в процессе терапевтического взаимодействия адекватного для клиентов и взятого ими на вооружение непроблемного  жизненного текста и соответствующих жизненных стратегий. В ОРКТ это осуществляется благодаря внесению в проблемный текст клиентов то «различие», которое «порождает различие», т.е. становится в дальнейшем основой необходимых изменений.
4)    Любое воздействие, которое оказывается на клиентскую систему, опосредуется её собственным представлением об этом воздействии, и нельзя никогда точно сказать, какое именно терапевтическое воздействие привело к этим изменениям. Способность вносить «различие, порождающее различие» возможна только при условии видения клиентской системы как постоянно изменяющейся реальности, в которой происходят различные изменения – как необходимые и полезные в процессе продвижения к цели, так и тормозящие этот процесс.
Мне лично глубоко близок этот подход.  В последнее время все чаще работаю в нем, и даже использую некоторые элементы и техники  на тренингах.

Tags:

Leave a comment
Традиционно главным институтом воспитания является семья.
Семья оказывает определяющее влияние на становление личности в детстве, играет важнейшую роль в адаптации и интеграции ребенка в общество. Для гармоничного развития ребенка большое значение имеет и психологический микроклимат в семье, и отношения между супругами, как определяющими ту атмосферу, в которой растет и развивается ребенок.
Семья – это система, это группа людей, связанная общим местом проживания, совместным хозяйством, а главное - взаимоотношениями. Семья как система представляет собой больше, чем просто совокупность ее членов, больше, чем объединение индивидуумов. Согласно системной семейной теории, члены семьи — элементы одной системы, и если меняется один член этой семейной системы, все остальные также претерпевают изменения, в свою очередь обратно влияя на первого. Когда в семье появляется ребенок, все в семье неизбежно меняется. Если в семье появляется особый ребенок, семья меняется еще больше, т.к. меняется повседневная жизнь членов семьи, их психологическое состояние, их контакты с внешней средой.
Особое положение занимают семьи, воспитывающие детей с ограниченными возможностями здоровья. По данным научного Центра здоровья детей РАМН число детей, нуждающихся в помощи специалистов, уже в дошкольном возрасте варьирует от 25% до 40%, а 85% детей рождаются с недостатками развития и неблагополучным состоянием здоровья. Таким детям необходимо обучаться и воспитываться в специальных условиях, включая и создание адекватной микросоциальной среды в семье.
В повседневной жизни родители детей с ограниченными возможностями сталкиваются с множеством проблем. Семья, в которой живет больной ребенок, оказывается особой группой, которой соответствует присущая только ей атмосфера межличностных отношений. Эти отношения по-разному проявляются и в различной степени влияют на развитие ребенка, протекание его заболевания, а также общее психическое состояние самих родителей. Постоянно возникающие сложности негативным образом сказываются и на отношения между супругами и на семейные взаимоотношения в целом, а также ведут к повышению тревоги и общего напряжения в отношении болезни ребенка. Таким образом,  в семьях с детьми-инвалидами складывается достаточно сложная ситуация: с одной стороны рождение больного ребенка, проблемы связанные с его воспитанием, лечением негативным образом сказываются на динамике супружеских отношений, функционировании семьи в целом, с другой стороны неблагоприятная атмосфера в семье не способствует гармоничному развитию ребенка.
В результате рождения ребенка с ограниченными возможностями отношения внутри семьи, а также контакты с окружающим социумом искажаются. Причины нарушений связаны с физическими и психологическими особенностями больного ребенка, а также с колоссальной эмоциональной нагрузкой, которую несут члены его семьи в связи с длительно действующим стрессом. Семья, в силу возникающих многочисленных трудностей, становится малообщительной и избирательной в контактах. Она сужает круг знакомых и даже родственников по причине характерных особенностей состояния и развития больного ребенка, а также из-за личностных установок и негативных чувств самих родителей.
Детско-родительские отношения в семьях с детьми-инвалидами и детьми с ограниченными возможностями обладают своей спецификой. Родительская неадекватность в принятии ребенка с проблемами в развитии, недостаточность в эмоционально-теплых отношениях провоцируют развитие у детей негармоничных форм взаимодействия с социальным миром и формируют дезадаптивные характерологические черты личности. Недостаточность детско-родительских отношений может приобретать эмоционально-неблагоприятные оттенки: отвержение, изолированность, агрессия, страх.  В семьях, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, в силу описанных выше причин родителями часто используются следующие дисфункциональные модели воспитания:
Гиперопека. Родителям ребенка с ограниченными возможностями, как правило, трудно определить, что ребенок может сделать сам, а в чем ему необходимо помощь, поэтому они стремятся сделать за ребенка все, даже то, что он может сам. Находясь в таких «тепличных» условиях он не обучается преодолевать трудности, у него не формируются навыки самообслуживания и т. д. Жалея ребенка и стремясь ему помочь, родители ограничивают возможности его развития и социализации.
Авторитарная гиперсоциализация. К этой модели чаще тяготеют родители, которые сами имеют высокий социальный статус. Часто они игнорируют реальные возможности ребенка, вместо этого значительно завышая и переоценивая их, стремятся с помощью собственных навязчивых и авторитарных усилий развить у него социальные навыки.
Противоречивое воспитание. Ребенок с отклонениями в развитии может вызывать у членов семьи разногласия в использовании воспитательных средств. Так, например, родители ребенка могут быть сторонниками жесткого воспитания и предъявлять к нему соответствующие требования. Одновременно бабушка и дедушка, живущие в семье, могут занимать более мягкую позицию и поэтому разрешать ребенку делать все, что ему захочется. При таком воспитании у ребенка не формируется адекватной оценки своих возможностей и качеств, он обучается «лавировать» между взрослыми и часто сталкивает их друг с другом.
Воспитание по типу повышенной моральной ответственности ведет к постоянному перенапряжению у ребенка. Родители или другие близкие постоянно возлагают на ребенка такие обязанности и такую ответственность, с которой ребенку в силу имеющихся нарушений трудно справиться. Это приводит к отсутствию адекватной оценки своих возможностей, ощущению своей неуспешности, и как следствие формированию заниженной самооценки.
Воспитание в «культе» болезни. При таком характере взаимоотношений у ребенка формируется мнительность, страх перед любым недугом, например простудой. Ребенок относится к себе как к больному, в связи с чем у него формируется представление о себе как о слабом, неспособном к большим достижениям человеке. Его внутренняя позиция всегда ближе к отказу от решения проблемы, чем к ее преодолению.
Модель «симбиоз» развивает у родителей полное растворение в проблемах ребенка. Чаще эта модель встречается у матерей больных детей, воспитывающих их в неполных семьях. Такие матери создают для своих детей особую атмосферу внутри семьи — атмосферу абсолютной любви к ребенку. Они практически полностью забывают о собственных задачах и потребностях, профессиональной карьере и личностном росте. Такая материнская любовь искажает возможности личностного развития ребенка.
Модель «маленький неудачник. Родители испытывают чувство досады и стыда из-за того, что дети проявляют неуспешность и неумелость. Некоторые рассматривают жизнь с таким ребенком как непосильную ношу, как крест на всю жизнь. Эти родители приписывают своему ребенку социальную несостоятельность и уверены в том, что он никогда не добьется успеха в жизни.
Гипоопека. Эта модель воспитания чаще встречается в семьях с низким социальным статусом (семьях наркоманов, алкоголиков) или в семьях, где ребенок с отклонениями в развитии не имеет ценности в силу нарушений развития. Родители практически не осуществляют за ним уход, ребенок может быть плохо или неопрятно одет, плохо накормлен. Никто не следит за его режимом дня и соблюдением условий, обеспечивающих его развитие. Однако в таком же положении могут быть и его здоровые братья и сестры.
Отвержение ребенка. Отсутствие любви к ребенку может быть в семьях не только с низким, но и с высоким социальным статусом. Отвержение ребенка может быть сопряжено в сознании родителей с идентификацией себя с дефектом ребенка. Чаще это встречается у отцов. В случае материнского отвержения ребенка ситуация объясняется незрелостью личностной сферы матери и несформированностью материнского инстинкта.
Неконструктивные модели семейного воспитания, незнание или нежелание родителей знать основные закономерности психического развития своих детей приводит к нарушению социализации, дискомфорту психического состояния ребенка, пагубно влияет на его эмоционально-личностное развитие.
В то же время семья всегда обладает большим запасом собственных ресурсов, поэтому превращение семьи в активного участника помощи ребенку является решающим фактором эффективности его реабилитации и интеграции в общество сверстников.

Tags:

Leave a comment
Оригинал взят у probonoalliance в Статья о самозванстве в психотерапии
Профанация психотерапии

На сегодняшний день в России примерно 30, может на несколько человек больше, членов IPA/EPA, они действительно психоаналитики. Людей же, которые называют себя психоаналитиками - тысячи. Как их учили, чему, - трудно понять. Таким образом, они снижают профессиональный стандарт и конечно знают об этом. Но отказываться от гордого звания не хочется. Тогда начинаются рассуждения про особость Российской реальности, клиента и психотерапевта и обоснование, таким образом, слабого профессионализма и провинциальности... 

 

Leave a comment
Дорогие друзья, являясь дипломированный психологом-консультантом (опыт психологической практики с 2005 года - частная практика, работа в центре психолого-медико-социального сопровождения семьи и ребенка) и в данный момент проходя дополнительную подготовку в области системной семейной психотерапии, предлагаю Вам поучаствовать в следующим психотерапевтическом проекте.
Read more...Collapse )


1 comment or Leave a comment
Вот здесь - http://ludmilapsyholog.livejournal.com/116283.html#comments - Людмила Петрановская пишет про то, почему Вина и Обвинения так опасны, и ни к чему хорошему никогда не приводят. Советую всем почитать! Как всегда очень ёмко и, пожалуй, близко каждому.
Leave a comment


Многим из нас приходилось в жизни сталкиваться с расставанием с близким человеком. Иногда расставание носит более тяжелый характер, например, когда  это  связано со смертью близкого человека. Иногда менее – когда это связанное со сменой места жительства и переездом в другой город. Но в любом случае, это всегда переживается человеком тяжело, т.к. являет собой утрату близкой и значимой фигуры в жизни. И развод в этом смысле не исключение. Безусловно, что развод – это тоже своего рода травматическое событие, т.к. несет в себе утрату. Утрату не только человека, ставшего фигурой привязанности, но и утрату привычного образа жизни, некоего статуса, часто финансового и материального благополучия, стабильности, в конце концов.  И как любая утрата запускает в человеке определенные этапы по переживанию и преодолению горя, точно такие же, как при утрате реального человека в связи с его смертью. То есть механизм работы психики один, как в случае смерти, так и в случае утраты живого человека. Поэтому так часто у разведенной женщины можно наблюдать отрицание в момент осознания неизбежности этого события. Гнев на партнера, за то, что ушел,  или гнев на себя и как следствие чувство вины, за то, что внесла свой вклад в это. Заключение сделки с собой или с партнером на то, что еще что-то можно изменить. Депрессия после окончания бракоразводного процесса, с уходом в себя, отказом от привычных занятий и контактов, с чувством собственной несостоятельности, никчемности, и в целом с крайне негативным представлением о себе и своем будущем. И принятие как результат работы горя. Принятие изменившихся обстоятельств жизни и построение позитивных планов на будущее. Поэтому на этапе развода человеку, как и в любой другой ситуации переживания утраты и горя, необходима возможность проживать этот травматический опыт, а не отстранятся от него. Т.е. возможность выражать в безопасном присутствие близкого человека или профессионального психолога, те тяжелые чувства, которые его переполняют, возможность говорить о них, ведь только через это можно придти к принятию и началу новой жизни.

Кроме того, развод нарушает, пусть даже и не всегда счастливый, но привычный и устоявшийся уклад жизни. Да же если брак был не счастливым, принять решение о разводе людям бывает очень не легко, т.к. будучи включенными в семейную систему они оказываются под давлением законов, которым подчинено функционирование семейной системы. В частности это закон гомеостаза. Он гласит, что всякая система стремится сохранять свои существенные свойства во взаимодействии со средой, обеспечивая выживание системы. Для семьи это означает, что она в каждый  момент  своего существования стремится сохранить status quo. Нарушение этого статуса всегда болезненно для всех членов семьи, несмотря на то, что изменения семейной системы  могут быть следствием и радостных, и долгожданных событий, например, рождение ребенка, свадьба и т.п. Наравне с этим действует и закон развития – т.е. любая семейная система стремится пройти полный  цикл жизненного развития (отделение молодого человека от родительской семьи; встреча с будущим партнёром и заключение брака; появление первого ребенка в семье; иногда -появление второго ребенка; выход детей во внешний мир: детский сад, школа; подростковый кризис ребенка; сепарация ребенка от родителей и создание своей собственной семьи; «синдром опустевшего гнезда» - пожилые родители, оставшиеся вдвоём; смерть одного из супругов)

Когда баланс между этими противоположными тенденциями, стремлением к изменениям и стремлением к поддержанию гомеостаза сохраняется, мы можем говорить о функциональной семье. На практике это означает, что семья способна переходить от одной стадии жизненного цикла семьи к другой, и реагировать на эти изменившиеся условия среды адаптивным способом (например, перераспределением функций в семье, когда рождается ребенок). Есть так же и дисфункциональные семьи, чья дисфункция может состоять в застревании на одной из стадий жизненного цикла. В контексте темы развода это может выглядеть, например, как семья постоянно находящаяся на грани распада. Люди могут не один раз подавать заявление о разводе, но в загс потом не приходить. То есть  на самом деле разводится, они и не собираются, а подача заявления это некий ритуал, который позволяет им конфликтовать цивилизованно. Это как бы такой специальный знак, что дальше так жить нельзя. При этом  потом они могут помириться и какое-то время нормально жить. Но как только возникает ссора – ритуал возобновляется. То есть опять же стремление к гомеостазу, к поддержанию привычного способа жизни, одерживает верх.

Но бывает и так, что развод все-таки происходит, а один из супругов оказывается к этому не готов. И тогда мы имеем дело с так называемым эмоционально незавершенным разводом, т.е. фактически это событие произошло, формально люди развелись, но  в эмоциональной жизни человека, партнер по прежнему присутствует.

Какие же признаки указывают на это? Это ситуация когда бывший супруг или супруга все время говорит о своей бывшей половине, или наоборот когда избегает даже упоминания её имени. Это ситуация когда человек все своих последующих партнеров, и не важно серьезных ли, или случайных, сравнивает со своим бывшим супругом. Или например ситуация когда он видит черты бывшего супруга или супруги в ребенке. Часто бывает так, что эти негативные чувства, например, к бывшему супругу человек не может ему непосредственно выразить, потому что они расстались, и невольно выражает их ребенку. Такое навязчивое переживание прошлых обид и конфликтных ситуаций как реальных в каком-то смысле функционально оправдано. Человек, боясь, что в новых отношениях он тоже потерпит неудачу, и, чувствуя, что как будто, тогда он с эти точно не справится, пытается каким-то образом оправдать свое одиночество. Он культивирует в себе прошлые обиды, формирует  хорошо известные концепции: «все мужчины – сволочи», «все женщины эгоистки», и т.п. Эта конструкция  избавляет человека от риска новых близких отношений. Потому что, новые близкие отношения это риск – никто не знает, какими они будут и что принесут.

Как же отпустить партнёра и стать открытым для новых отношений?

Первый шаг на этом, не всегда легком пути – это, прежде всего, простить себя. Если человек не был инициатором развода, т.е. его оставили, он может чувствовать себя оскорбленным, униженным;  может винить в случившемся себя и думать, что это произошло из-за каких-то его ужасных поступков; или, в конце концов, думать, что  раз его оставили, значит с ним что-то не в порядке. Весь этот комплекс переживаний может сформировать представление, что раз с ним так поступили, то он ничего лучшего не достоин, или даже более того, это заслужил. И это типичный комплекс переживаний жертвы, который  бывает у людей перенесших насилие, и часто характерен и для эмоционально незавершенного развода. Поэтому здесь очень важно, чтобы человек отделил свою самооценку от тех событий, которые с ним произошли, и простил себя, за те поступки, которые он в этих отношениях, например, свершил. Просто сказал себе «в том, что меня оставили, нет моей вины!».  Безусловно, каждый человек вносит свой вклад в отношения, и он не всегда позитивен, но конфликты и расставания происходят не потому что кто-то один плохой, а потому, что оба ведут себя не правильно. Т.е. человек должен осознать, что у него есть достоинства, которые не пострадали, и есть люди которые их оценят, что он не стал хуже от того, что его оставили.

Но если эти тягостные переживания все больше зашкаливают, появляется бессонница, психосоматические нарушения, признаки депрессии,  лучше обратиться за помощью к профессионалам – семейным консультантам или психотерапевтам.

Tags: ,

Leave a comment
Оригинал взят у anchiktigra в К.Эстес "Бегущая с волками" - Путь к себе
Женщины отчаянно жаждут новой жизни. Они тоскуют по морю. Они живут в ожидании следующего месяца, конца семестра, они не могут дождаться, когда наконец закончится зима и они снова почувствуют себя живыми. Они ждут некоей мистически предопределенной даты где-то в будущем, когда они смогут совершить нечто удивительное. Они думают, что умрут, если не... – пропуск заполните сами. И во всем этом есть нечто траурное. Есть страх. Есть чувство утраты. Есть тоска. Есть задумчивость, когда женщина теребит подол юбки и неотрывно смотрит в окно. И это не мимолетная напасть. Она всегда с нами и со временем только усиливается. Но женщины продолжают тащить свои повседневные хлопоты, смотрят робко, действуют неуверенно и виновато. "Да-да-да, я знаю, – говорят они. – Я бы так и сделала, но только вот... только... только..." Эти "только" выдают каждую с головой: она задержалась слишком надолго... …женщины, если вы устали, прониклись отвращением к миру, если боитесь остановиться, дать себе передышку, – вам пора пробудиться! Укутайте одеялом гудящий гонг, который непрерывно зовет помочь тому, помочь этому, помочь кому-то еще. Он останется на своем месте, так что вернувшись, вы сможете его распеленать – если захотите. Если мы не будем возвращаться домой своевременно, то утратим свой центр тяжести. Найдя шкуру и туго натянув ее на себя, мы снова направляемся домой и лучше выполняем наши дела по возвращении. Есть поговорка: "Домой возврата нет". Это попросту ложь. Да, невозможно снова заползти в материнскую утробу, но можно вспомнить дом своей души. Не только можно, но и необходимо. … …Таких средств, которые помогают женщине попасть домой, много: музыка, искусство, лес, океан, прибой, восход солнца, одиночество. Они возвращают нас домой, в питательный внутренний мир, где свои идеи, свой порядок, свои средства к существованию. … …Домой ведет много путей: большинство из них – земные, но есть и божественные…точное место, откуда начинается путь домой, время от времени меняется, так что в этом месяце оно может находиться уже не там, где было в прошлом. Перечитать отрывки из книг или единственное стихотворение, которое вас тронуло. Хотя бы несколько минут побыть у реки, у ручья, у родника. Полежать на земле в пятнах солнца. Побыть с любимым, когда рядом нет детей. Посидеть на крыльце, что-то перебирая, что-то перешивая, что-то перевязывая. Идти или ехать куда глаза глядят в течение часа, а потом вернуться. Сесть в автобус и поехать в неизвестном направлении. Слушая музыку, отбивать ритм. Встретить восход солнца. Поехать туда, где городские огни не мешают звездам. Помолиться. Встретиться с задушевным другом. Посидеть на мосту, спустив ноги. Подержать на руках младенца. Сидеть в кафе у окна и что-то писать. Сидеть в окружении деревьев. Сушить волосы на солнце. Опустить руки в бочку с дождевой водой. Сажать растения и как следует испачкать в земле руки. Наблюдать красоту, грацию и трогательную хрупкость человеческих созданий. … …И тогда мы находим себя – мы наполнены биением бубна, наполнены пением, наполнены звуками наших собственных слов, услышанными и произнесенными, наполнены новыми стихами, способностью видеть, поступать и думать по-новому. Мы не стараемся продлить волшебство, а просто живем. Мы не страшимся избранной работы, не сопротивляемся ей, а плавно входим в нее; мы бодры, полны новых идей и сгораем от желания увидеть, что будет дальше.... Читать дальше.....Collapse )

Leave a comment
 В Москве с 22 по 26 апреля 2011 года в здании Президиума Российской академии наук (РАН) пройдет первый Фестиваль практической психологии "Планета людей". Подробнее об этом событие www.ruscenter.ru/2469.html

Tags:

1 comment or Leave a comment